RSW LAND

информационный сайт для
инвесторов и партнеров RSW systems

Пишите, звоните прямо сейчас
Skype: ludamardashova

Число акционеров растёт с каждым днём

Компания Euroasian Rail Skyway Systems Ltd продолжает своё стремительное развитие

Читать дальше

«Макроэкономический прогноз до 2030 года»

1hTl7ma3_aAСИБИРЯКОВ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ

Заведующий Кафедрой макроэкономического прогнозирования Национального Института Высшая Школа Управления, Глава холдинга «Технологии 3000», Директор по инновационным проектам Некоммерческого фонда «Русский»

«МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ ДО 2030 ГОДА»

Сибиряков С. А.: Макроэкономический прогноз – это научный метод, который позволяет, оценивая прошлый опыт и сегодняшнюю технологию, устанавливать определенные экономические законы.

Для сегодняшнего дня достаточно знать 30-50 показателей, которые характеризуют состояние экономики любой страны. Есть прямые показатели – это производство нефти, добыча полезных ископаемых, металлов, леса и т. д. Вторичные – производство электроэнергии, минеральных удобрений, автомобилей и т. п., они уже включают в себя целые отрасли. Следующие производные раскладываются на множество других факторов. Это качество образования, которое характеризует уровень жизни. Это продолжительность жизни человека, потому что, чем она больше, тем выше характеризует уровень медицины, окружающей среды, загрязнений и т. д. Следующий фактор – превосходство рождаемости над смертью, детская смертность. Сколько ученых, столько и уровней факторов сравнения сегодняшней экономики. Кому-то достаточно 30, другой считает, что их надо порядка 1,5 тысяч. Все они описывают сегодняшнюю экономику.

Теперь представьте, что вам нужно описать экономику 2030 года. Вы должны ввести какие-то факторы, которых сегодня нет, и подвести под них определенную экономическую базу. Рассмотрим эту ситуацию с медицинской точки зрения. Сегодня известно, что температура и состояние человека – взаимосвязанные процессы. Чем выше температура тела, тем больше оснований утверждать, что в организме идут какие-то воспалительные процессы. Но для этого, во-первых, необходимо понять, что температура и состояние зависимы, во-вторых, что есть стабильная нормальная температура 36,6, в-третьих, что при повышении температуры воспалительные процессы увеличиваются, в-четвертых, придумать прибор, который фиксировал бы температуру и позволял судить о состоянии организма. Иными словами, кто это делал, понимал, что ему нужно измерить температуру, но, чтобы ввести такой показатель, надо сначала понять, что измерять или описывать.

2030 год – это через 22 года после 2008-го. Давайте вернемся на 22 года назад, в 1986 г., и с тех позиций попытаемся описать экономику 2008 г. Это сейчас мы знаем, что в России производится 270 млн. тонн нефти в год, а в мире вообще 2 млрд. тонн, знаем перспективы развития и описываем экономику сегодняшнего дня. Но мы не знаем, что есть IT-технологии, что есть Интернет, рынок которого крупнее, чем нефть, газ, туризм и строительство вместе взятые. Поэтому, если мы при прогнозе экономики на 20 лет вперед не заложим этого в его сценарий, мы не опишем ничего. Нужно иметь в виду, что не бывает мнимых прогнозов, но бывают отрицательные. Если мы попытаемся взять то, что производится в 80-х гг. XX века, и спроецировать это на 2008 г., результат будет нулевой. Такова цена прогноза. Я много сталкиваюсь с такими экономистами, которые писали прогнозы в 80-х – 90-х гг. прошлого века, и сейчас они оказались нулевыми. То, что мы пишем сегодня еще на 10 лет вперед – тоже цена ноль. Это можно сравнить с тем, как закладывают хорошее вино. Если оно выдержано согласно рецепту, то с каждым годом вино будет становиться все лучше и лучше, будет подходить к идеально высокому качеству. А если что-то сделать не так, то через два, три или пять лет оно превратится в уксус. Уксус тоже нужный продукт, но это не вино. Вот поэтому цена бочки уксуса будет нулевой.

В 2000 году всем экономистам предложили написать свой прогноз, сейчас постепенно выявляются лидеры в этой группе, и определяется, кто дал правильное направление, и кто дал неправильное. 8 лет – это все-таки небольшой промежуток времени, основной фронт будет 10 – 15 лет, т. е. через 7 лет уже будет абсолютно понятно, кто оказался лидером. За эти 8 лет многие прогнозы отпали сами собой, т. е. они превратились в уксус еще быстрее, чем появились первые результаты.

Я совершенно уверен, через 15 лет очень многое станет понятным, мы будем в абсолютных лидерах, потому что такого прогноза, как у нас, не выстроил никто. Я считаю, что мы будем правы, описывая экономику 2030 г. Приведу в пример наиболее наглядный индикатор, который характеризует очень многое: в 2030 году сталь будет выплавляться на орбите, и будет выплавлен первый миллион тонн на орбите. Американцы тоже к 2030 г. планируют выплавить 1 млн. тонн стали на луне. Только они свои заводы хотят построить на луне, а мы планируем разместить их на орбите. Смысл и подход тот же: надо взять руду с Земли или из какого-то другого места, привести ее на космический завод, переработать, получить сталь и вернуть на землю. Эта фантастическая, на первый взгляд, вещь имеет четкое экономическое обоснование.

С каждым годом экология становится все более и более дорогим продуктом. Через 10 лет важнее будет утилизировать отходы от производства, чем произвести продукт, а потом еще утилизировать тот продукт, которым воспользовались. Для того чтобы выплавить сталь на Земле, надо при этом сжечь кислород, выбросить углекислый газ, засорить отходами окружающую среду и т. д. Так вот, утилизировать это будет намного дороже, чем вывезти всё на орбиту, переплавить и вернуть обратно. Но для того чтобы это сделать, нужна не одна, и даже не две технологические революции. Мы должны, как минимум, запустить технологию, которая позволит дешево вывозить миллионы или даже миллиарды тонн стали на орбиту, обрабатывать там и потом возвращать на Землю.

Почему бы не предположить, что по прошествии некоторого количества лет будут созданы летательные аппараты для полетов на орбиту. Постепенно они будут доведены до совершенства и смогут поднимать не 10 или 15 граммов, как сегодня, а десятки и сотни тонн. Окружающая среда не будет загрязняться, а мы получим необходимый продукт. Все вредное производство будет выведено на орбиту, экология не пострадает, значит, не пострадает и здоровье людей.

Лет 8 назад мы с группой людей пытались создать такой летающий аппарат, но он у нас не полетел. Просто мы пошли немного другим путем. Темпы развития физики позволяют утверждать, что мы сейчас стоим на верном пути, и буквально ближайшие три, пять, максимум, семь лет сделаем открытие, которое позволит выйти на новый технологический уровень.

Человечество всегда развивалось скачкообразно. Сначала люди бегали по лесам с железными палками, потом открыли плавление и изготовили железные орудия. Когда придумали хомут, появилось конное земледелие. Начался золотой век земледелия: стали больше пахать и сеять, собирать больше урожая. Как только придумали уздечку, сразу появилось седло, появилось управление лошадью, стали ездить на других скоростях. В военном деле и просто в скоростях наступил новая эпоха. Кстати, о скорости распространения. Уздечки и стремена распространялись по земле на протяжении 400 лет. 400 лет все ездили на лошадях с уздечкой, использовали хомут, стремена. Сегодня есть Интернет, и распространение информации – дело нескольких секунд. О любом изобретении будут знать все и очень быстро. Скорость передачи и обработки информации сократилась с 400 лет до нескольких минут. Соответственно, все остальные процессы: внедрение, создание новых технологий и получение результатов тоже сжимаются до минимального срока.

Если раньше жизнь технологий определялась десятилетиями, то сейчас их развитие сократилось на годы. Поршневые самолеты появились в 1903 году, после Второй мировой войны их массовое использование закончилось. Всю нагрузку на себя взяли двигатели внутреннего возгорания. Этой технологии было отведено всего 40-45 лет, но для человечества она сыграла огромную роль. Потом появились реактивные самолеты, но и им осталось существовать 10-15 лет, век этой технологии заканчивается. На смену придет аппарат, который будет перемещаться в пространстве с большими скоростями и минимальными затратами энергии. Каждая технология появляется, развивается, имеет свой расцвет и умирает, такова судьба у всех. Такая же судьба у Интернета, который появился 20 лет назад. Сегодня он переживает свой расцвет, ещё приблизительно в течение 5-10 лет будет пик его расцвета, а через 10-15 лет эта система умрет. Это не значит, что ее не будет, ей на смену придет другая, более глобальная, более мощная, более функциональная и поглотит предыдущую.

Все мы были свидетелями зарождения, развития и угасания технологий. Примером тому могут служить пейджеры. Это был прорыв в связи, но прошло пять лет, и их полностью заменили сотовые телефоны. Такая же участь ждет и телефонию, сегодня она работает, но уже приходят другие стандарты. Сегодня скорость развития очень велика.

На всех этих примерах я пояснил теоретические основы, привел примеры и рассказал, как это работает. Теперь рассмотрим такой вопрос: зачем изучать прошлое, а потом говорить, что будет в будущем?

В России на цели макроэкономического прогнозирования не тратится ни копейки не из государственных, не из частных денег. Я этим занимаюсь по своей собственной инициативе, независимо от того, платят мне за это деньги или не платят. Есть вещи, которыми заниматься просто интересно. И мне было интересно описать 2030 год.

Основное сегодня – это понимание того, во что выгодно вкладывать деньги в ближайшие 5–15 лет. Рассмотрим такой пример. Некий изобретатель скажет: «Я придумал реактивный двигатель нового поколения. Мне надо всего 10 миллиардов долларов, и все полетят по-другому». На это ему можно ответить, что в настоящее время существует аппарат вообще без двигателя, а для реактивного самолета необходимо еще производить и использовать керосин. Лучше использовать двигатель, которому не только не нужно будет керосина, более того, по некоторым прогнозам, он будет летать и при этом ещё и сам электроэнергию вырабатывать. Получается, что развитие этой технологии представляется бесперспективным. Исходя из этого, весь мир сегодня сокращает производство реактивных самолетов. «Боинг» сократил на 40% заказов на 15 лет вперед. Мы же, в отличие от всего мира, выбрасываем огромные деньги в свой аэропром, создавая огромное количество «самых экономичных самолетов, которые будут летать во всем мире». Не будут! Потому что летать никто не будет по прогнозам. Вот цена ошибки или цена того, что мы вкладываем, не понимая тенденций, которые идут в мировой экономике.

Несколько лет назад я участвовал в переговорах нашей делегации с американским Министерством энергетики, на которых обсуждалось вложение 12 млрд. долларов в порт для нефтеналивного терминала с тем, чтобы в последующие 50 лет они дешево ее от нас могли получать. Американцы заявили, что по их прогнозу через 15 лет США не будут ввозить вообще ни одной тонны нефти на свою территорию. А нашим это было совершенно непонятно, потому что мы считаем нефть вечной и покупателей на нее тоже «вечными». Десятки и даже сотни миллиардов долларов, которые сегодня вкладываются в развитие абсолютной нефтяной экономики, – вот цена ошибки, за которую платить придется уже вашему поколению. Притом платить придется обязательно, потому что если сегодня экономика России на 90% зависит от нефти, то это не просто опасная вещь, это вещь, которая, с точки зрения управления и системы выживания, поставлена на грань. Другими словами, если завтра цена на нефть упадет в 10 раз, Россия как страна этого не переживет, и я могу утверждать, что такой страны, как Россия, больше не будет. Так же, как цена на нефть очень здорово подкосила, а точнее ликвидировала СССР. Пока деньги в Советском Союзе были, мы затыкали те дыры и ту неэффективную экономику, которую на тот момент создали органы управления. Но как только случилось несколько очень серьезных вещей – чернобыльская авария, которая потребовала огромных ресурсов, экономический кризис, который к тому времени пошел, – цена на нефть упала от 80 до 60 тысяч долларов за баррель. Это явилось основой для того, что как страна СССР перестал существовать, потому что внутренние противоречия ее разорвали.

То же самое происходит сегодня: пока держатся высокие цены, пока удается деньгами снимать или сглаживать те проблемы, которые есть, можно сказать, что проблем и не было. Но как только эта цена упадет в несколько раз, а это произойдет обязательно, уйдет зависимость от нефти и газа. Если есть очень высокая цена, на которой зарабатывают те, кто добывает, перерабатывает, продает и транспортируют нефть и нефтепродукты, то есть другая категория экономики, которая ее потребляет. Именно такая цена им больше всего не нравится, поэтому эта часть экономики вкладывает деньги в альтернативные источники, чтобы уйти от этой зависимости. Это можно сравнить с маятником: если сегодня сверхприбыль получают энергетические компании, все остальные вкладывают деньги, чтобы уйти от этой зависимости. Если эти деньги начнут работать, то через некоторое время они приведут к тому, что уйдет зависимость от нефти и газа в обязательном порядке.

По моим прогнозам, в 2030 году электроэнергии будет неограниченное количество, и ее цена будет равна нулю. То же самое стоит в прогнозах у американцев и у французов. Но они не обладают такими знаниями, которыми обладаем мы. Они делают упор на водородную модель. Кстати, очень правильно, потому что водородная энергетика – это следующий шаг, потому что воды много, и фактически она будет намного дешевле, чем углеводород. Физика, которая описывает производство энергии, ее потребление и технологии, которые из этого будут возникать, уже сегодня существуют. Идет закономерный процесс. 300 лет назад представление о физике и о мире складывалось определенным образом. Но мы же не можем постоянно находиться на одном уровне. Сегодня о физике совершенно другое представление. Знания, которые мы получаем, трансформируются в учебники, а учебники трансформируются непосредственно в то, что мы будем собственно потреблять в технологии.

Не будем уходить сильно далеко, к 2030 году, а обратимся, например к 2015 году. Это всего 7 лет вперед – время «отправления» нашего Президента Дмитрия Анатольевича Медведева, в 2015 году он будет страну «сдавать». Отсюда вытекает закономерный вопрос: что за эти 7 лет будет сделано, и какое развитие получит страна. Если идти традиционным путем, то можно предположить, что нефти получим больше, продадим дешевле или дороже, и попытаемся строить свою экономику. Но это всегда зависимость. Если будут вложены определенные деньги и производство электроэнергии будет доведено до уровня иным способом, то экономика России перестанет существовать. Кто знает, сколько процентов в экономике Саудовской Аравии занимает нефть и газ? 7 процентов. Сто лет назад, когда люди ездили на верблюдах, они даже не догадывались, что под ними находится богатство. После изобретения двигателя внутреннего возгорания оказалось, что нефть – это очень ценный продукт, и они стали очень богатой страной, сами того не ожидая. Раньше они ездили на верблюдах без нефти, теперь, впрочем, тоже ездят на тех же верблюдах, но с нефтью. 15 лет назад Саудовская Аравия начала понимать, что нефти у нее осталось на ближайшие 60-80 лет, и если они не произведут диверсификацию своей экономики, то через 80 лет, когда нефть закончится, как страна она перестанет существовать. Тогда они стали развивать то естественное направление, которое у них есть, – индустрию туризма, вкладывая в нее 90% прибыли, полученной от нефти. Тем самым они создают центр туризма, который притягивает к себе все туристические компании мира. И если завтра кто-то захочет сделать альтернативу, он должен вложить такие же деньги, чтобы их перебить. Арабы творят чудеса: у них есть горнолыжные спуски, работающие в 50-ти градусную жару, байдарочные спуски по водопаду и многое другое. Туризм – это постоянная потребность людей, потому что когда человек едет в отпуск, ему хочется что-то изменить на это время и получить новые эмоции. Он не хочет ехать в соседнюю деревню или в соседний город, потому что это он видят каждый день. Он хочет понять и увидеть того, чего никогда не видел. В этом плане создание таких уникальных туристических центров – это и есть основа индустрии туризма. В Саудовской Аравии строятся крупные аэропорты, разрабатывается огромная инфраструктура, т. е. создается мощный туристический центр, который будет в ближайшие 100 лет притягивать туристов со всего мира. Сегодня она диверсифицирует свою экономику, закладывает экономику будущего, причем вне зависимости от нефти.

Обратимся к экономике России. Что делаем мы со сверхприбылью от нефти, от которой зависим на 90%? Кто-нибудь уловил направление диверсификации нашей экономики? Нет! Потому что этого нет. Начинаются общие разговоры об инновационных технологиях, о том, что надо создать какие-то инновации. Но мы не сможем изобрести, к примеру, машину, лучше, чем «Тойота». Когда сам завод вкладывает по одному миллиарду долларов каждый год, чтобы его тойота ездила лучше, то нам для этого нужно, как минимум, 40 лет туда вкладывать, получить такие же заводы, такую же культуру производства, и только после этого сделать нечто лучшее, чем тойота. Следующий пример: будем делать такие же коммуникаторы, которые привозим из Тайваня, лучше, чем в Тайване, создадим свою силиконовую долину. Но что эта силиконовая долина будет делать? Они уже 40 лет туда деньги вкладывают, у них каждые 3 месяца выходит новая модель. Мы не сможем соответствовать их темпу, и не сделаем такой коммуникатор лучше, чем они, за год. Ведь они тоже не будут стоять на месте. Китай и Малайзия втягивают в себя сотни миллиардов долларов инвестиций, создавая целую индустрию, и если надо будет, они оденут и обуют весь мир без проблем. Снова нам это не подходит.

С вопроса, куда направить российские инновации, 10 лет назад начались мои изыскания. Чисто интуитивно я понимаю, что Россия, как бы не загоняли ее в угол, все равно пытается выйти с другой стороны и всех остальных загнать в угол. Я уверен, что через 15 лет экономика России, (или государства, которое будет находиться на этой территории, надеюсь, это будет Россия) будет как минимум в 3 раза мощнее, чем экономика сегодняшних США. Она реально будет соизмерима со всей оставшейся мировой экономикой, к этому подводят все сегодня существующие тенденции. Россия обладает основным ресурсом, который будет востребован в ближайшие 15-20 лет. И это отнюдь не нефть и газ, это территория, которую завоевали наши предки. Она уникально расположена: между Европой с Западом, между западом и востоком, севером и югом. Мы можем организовать транспортный коридор между всеми существующими рынками.

Второй по значимости ресурс, которым обладает Россия – это чистая вода. 10 лет назад я прогнозировал, что мы будем экспортировать нефти порядка 370-380 млн. тонн, а воды – порядка 3 млрд. тонн. Уже сегодня тонна воды в 7 раз дороже тонны нефти. Каждые 3-5 лет цена воды будет удваиваться. Это определяется экологией, потому что человек потребляет 2 млрд. тонн нефтепродуктов и каждый грамм нефтепродуктов, выброшенный в природу, убивает 10 тонн питьевой воды. С каждым годом чистой воды становится все меньше, а технология по очистке становится все дороже.

Здесь возникает две проблемы: сокращаются запасы чистой натуральной питьевой воды и дорожают процессы, которые очищают воду от продукта жизнедеятельности. Эти ресурсы, которыми мы обладаем, в ближайшие 15 лет будут чрезвычайно востребованы. За 15 лет мы создадим такую транспортную инфраструктуру, которая свяжет между собой Европу, Америку и Азию. Через 15 лет Россия будет строить 5 – 10 млн. км дорог, на которые потребуется и наша рабочая сила, и привозная. Будут разработаны абсолютно новые коммуникации, которые позволят перемещаться со скоростями, близкими к скоростям самолетов. Сегодня контейнер из Нью-Йорка в Лондон перемещается 4 недели. Цена перемещения составляет порядка 6 тысяч долларов, т. е. сегодня 2 – 2,5 триллиона долларов ежесекундно заморожены в перемещаемых товарах. Для того чтобы сделать следующий скачок, Россия готова предоставить технологию, оборудование на разработку и изготовление именно этого вида транспорта. Это новый прорыв, который будет сделан и с точки зрения экономики, что позволит нам занять достойное место в мире, которое без нас никто не займет. Такие транспортные коммуникации, которые пройдут через всю Россию, позволят очень дешево и быстро перемещать воду. У нас запасы воды сосредоточены в трех резервуарах – это озеро Байкал, озеро Таймыр и Онежское озеро. При этом Россия настолько уникальная страна, что большую часть года на определенных широтах находится вечная мерзлота, т. е. если мы будем перевозить не чистую воду в контейнерах и везти ее через Север, чтобы она в природном холодильнике замерзала, то тем самым будем поставлять на мировой рынок два продукта – воду и лед. Лед – известный конденсатор холода. Тонна пищевого льда в Америке стоит 7 000 евро, тонна бензина АИ-98 – 1000 евро, т. е. сегодня продукт, который мы представляем уже в 7 раз дороже.

Мнение, что в России на одну единицу ВВП больше энергетических затрат, чем в Америке, якобы потому что там тепло, неверно. Америка тратит в три раза больше энергии на производство холода, чем мы на производство тепла. Чтобы произвести холод, т. е. утилизировать тепло и сделать комфортным пребывание либо в машине, либо в помещении, надо кондиционировать воздух. Кондиционирование – это получение электроэнергии, а это значит энергетические затраты, затраты на утилизацию тепла, на получение холода, на сам механизм. Если мы привозим природный лед, мы не тратим ни копейки, потому что у нас этого холода много. Помещаем лед на крыше здания в обычных контейнерах, теплый воздух поднимается без затрат энергии – лед тает. Холодный воздух, который при этом образуется, опускается без затрат. Получается экологически чистый, без фреонов, холод и экологически чистая вода. Таких два продукта, каждый из которых требует определенных затрат в сегодняшней экономике, никто, кроме России, предложить не может. 3 миллиарда тонн пищевого льда перемножьте его сегодняшнюю стоимость – 7 тыс. евро – получите огромную цифру, превышающую всю экономику США.

Третий важный ресурс России – уникальный природный ландшафт, которого нет больше нигде в мире. Такие природные ресурсы есть только у нас и в Бразилии. Во всех остальных странах мира природа основательно потоптана человеком. Люди, живущие в городах, в выходной всегда стремятся выехать на природу. По оценкам ЮНЕСКО, скоро у нас будет 3 или даже 4 выходных, потому что уровень производительности труда и автоматизация выйдут на такой уровень, что не надо будет столько работать. Свободное время люди будут стараться проводить на природе, в результате чего ландшафтный туризм будет развиваться.

Более того, перемещение через 15 лет тоже станет доступнее. Изобретут некий модуль, например, размером с хороший гостиничный номер, который будет двигаться со скоростью 500 км в час. Каждый из своего города свободно сможет перемещаться не только по стране, но и по миру. Останется только подключиться к коммуникации, чтобы была авторизация, и был ресторан, который бы вас кормил. Перемещение в ближайшее время станет все более недоступным, потому что растут цены на энергоносители, что стимулирует начало альтернативного перемещения. Потребность в перемещении людей остановить невозможно. Приведу исторический пример. Морзе придумал систему передачи информации со скоростью света, 20 лет кому-то это предлагал – никому не надо было. Когда создали биржи, возникла необходимость передавать информацию за секунды. Придумали телеграф, потом телефон, затем трансатлантический кабель. Причем минута передачи стоила очень дорого, потому что кабель обрывался каждые две недели, и сейчас на дне океана лежат сотни тонн кабеля. Следующим шагом была прокопка Суэцкого канала, информация стала ходить очень быстро, а товары между «старым» и «новым» светом – по четыре месяца. Как только прокопали Суэцкий канал, пришли к сегодняшним четырем неделям. Сегодня информация распространяется за секунды, благодаря Интернету будет ещё быстрее. Финансовые средства распространяются за минуты, будут ещё быстрее, а товары находятся в пути те же четыре недели.

Потребность в быстром перемещении с каждым годом становится всё более актуальной. Если взять все это вместе: скорость перемещения, туризм и воду, то нас ожидает очень интересное будущее через 15 лет. Те возможности, которые у нас есть, мы сможем реализовать, и экономика России будет составлять практически половину всей мировой экономики. Но не только мы хотим использовать этот ресурс и получать прибыль, другие тоже хотят. Сейчас встает очень жесткий вопрос об отношении к России других стран. Целлюлозно-бумажный комбинат, который стоит на Байкале, надо было уничтожить еще вчера, потому что тот ущерб, который он наносит экономике сегодня, через 10 лет выльется в сотни миллиардов долларов. К сожалению, понять это способны очень немногие. Этот завод сливает свои отходы в Байкал и портит нам воду на столетия вперед. Байкал – это уникальное озеро, там линзы с водой стоят по 500 лет, т. е. он, как слоеный пирог, и каждая линза измеряется сотнями лет. Это очень уникальная вода, какой в мире больше нигде нет. В отличие от нас, в мире это очень хорошо понимают, и желание завладеть этими ресурсами есть у многих. Вопрос здесь заключается в том, сможем ли мы построить систему управления, адекватную тем ресурсам, которые есть. Если сможем, то мы будем в отдельности каждый очень богатым гражданином, если не сможем, то получится ситуация как с цивилизацией ацтеков. У них было золото, но они не использовали его как экономический обмен, это было культовое приложение. Но была другая западная цивилизация, для которой золото являлось предметом накопления. Она уничтожила ацтеков как более слабую цивилизацию, но обладающую более сильным ресурсом, которым более сильная не обладала. Сегодня мы стоим практически перед таким же выбором. Мы обладаем колоссальными ресурсами, которые обязательно будут востребованы в ближайшие 15 лет.

Управление и прогноз – эти две вещи, к сожалению, между собой не совсем связаны. Можно спрогнозировать потребность, можно спрогнозировать развитие технологии, но с точки зрения управления, к сожалению, на это действуют те политики и та система, которая существует сегодня. И чем скорее начнут это понимать, тем более эффективно они начнут использоваться. На сегодняшний момент понимания нет никакого, но уже нет отрицания. 10 лет назад, когда я начал рассказывать министру путей сообщения о том, что основным ресурсом будет наша питьевая вода и наша территория, он не захотел меня слушать. Сегодняшний министр уже понимает, что Россия обладает огромным ресурсом – водой, которую мы будем продавать, и задает вопрос, как эту воду возить с Байкала. Не железной дорогой же и не самолетом. Он абсолютно созрел для того, чтобы «возить по новому транспорту». Осталось ему рассказать, что такое новый транспорт, и как это будет работать. Первые лица государства постепенно для этого созревают. Новый транспорт все равно пойдет. Через пять лет Москва встанет из-за пробок. Уже сегодня есть случаи, когда люди по 16 часов едут с одной улицы на другую или стоят полдня на МКАДе в пробке. С увеличением роста автомобилей все города будут задыхаться, от этого никуда не уйти. Мы стоим на пороге энергетического кризиса. Нам нужны более экономичные двигатели. Происходящие процессы подталкивают к тому, что новый транспорт все равно будет.

Подобная ситуация с водой. 70% населения Земли пьет некачественную воду. Чистая вода – это как минимум 10-15 лет продолжительности жизни человека. Соответственно потребность в ней будет возрастать по мере того, как мы ее будем загрязнять.

Если прогнозировать ближайшее будущее, то следует отметить домостроение, в которое также будут внедряться новые технологии. Можно построить завод, который обеспечит всю Россию домами. Но рынком недвижимости управляют чиновники и бизнесмены, которые получают свою прибыль от нее. Невозможно пробить технологию, пока нет потребности. В скором времени эта стена непонимания будет снята. У нас есть большой потенциал, и его надо максимально использовать: быстро строить необходимое количество домов, туристические базы отдыха, максимально используя эти территории. Это то, что касается близкого прогноза, потому что потом этот дом станет умным домом. В нем будут современнейшие компьютеры, спутниковые антенны, дистанционное управление. Через 5 лет каждого из вас будет свой дом, который будет сам думать, сам говорить, сам включаться, сам выключаться, и вы на свою зарплату молодого специалиста сможете купить такой дом.

Вопрос из зала: Почему технологии строительства домов могут быть так быстро освоены, и какие ресурсы все-таки используются?

Сибиряков С. А.: Мы в прошлом году собирали и показывали Д. Медведеву всю эту новую технологию, разработанную исходя из своих представлений. Аналогов ей в мире просто не существует, она называется компональное домостроение. Основа технологии – композиционная панель.

Вопрос из зала: А Вы разговаривали с чиновниками? Ведь у нас узкая аудитория.

Сибиряков С. А.: Я читаю лекции на Селигере уже четвертый год. Как вы думаете, почему я общаюсь с вами, а не с чиновниками? Потому что вы слушаете, и вы в состоянии понять, о чем я говорю, а 99% чиновников не в состоянии этого сделать. Это не их вина, они занимаются оперативным управлением в данный момент. Например, Якунин занимается железной дорогой, у него куча проблем, на которые сегодня он заглянуть на 2 дня вперед даже не может, не говоря уже о том, чтобы на 30 лет вперед смотреть. Это не их вина, это система управления. Заниматься стратегическим управлением и оперативным управлением должны совершенно разные люди.

Вопрос из зала: Лет пять назад вы говорили про струнный транспорт, какие ресурсы нужны?

Сибиряков С. А.: Поверьте мне, трасса «Нью-Йорк-Лондон» будет стоить 3 млрд. долларов. Мне недавно прислали модель развития Нью-Йорка 2020 г. Они специально взяли нашу модель и вставили туда Нью-Йорк. Никому не запрещено брать эту информацию, ее нельзя монополизировать, она общая. Но никто не сможет построить эту трассу никаким другим образом, кроме как через Россию. В Курске в 1901 г. первый трамвай строили голландцы, он же от этого не перестал быть в России.

Вопрос из зала: А территория России как-то расширится?

Сибиряков С. А.: Нет. По прогнозам некоторых центров, которые я уважаю, на территории сегодняшней России будет располагаться несколько государств, как минимум пять. Некоторые части они видят отдельно от России, в том числе, Центральную часть, Сибирь, Дальний Восток.

Вопрос из зала: А в других государствах, ведомствах есть какое-то подразделение, которое занимается тем, что Вы делаете?

Сибиряков С. А.: Все слышали о том, что есть программа «Стратегия–2020», но мало кто ее читал. Мало кто может разумно объяснить, что такое инновационные технологии, о которых там написано. Сегодня делают то, о чем мы писали 8 лет назад и говорят: «Мы делаем инновационную технологию», хотя основу инновации объяснить толком никто не может. Еще одно модное слово сейчас – «нанотехнологии». Разобравшись, получаем группу людей, которая 20 лет занималась разработкой технологии, оказалось, что это и есть нанотехнологии. Сразу появляется много желающих с деньгами, чтобы переписать и присоединиться к ним.

Необходима четкая цель, четкая программа действий по реализации этой цели. Пока этого нет – все разговоры пустые. Для того чтобы реализовывать инновации в жизнь, нужно обладать определенными знаниями, а это достаточно сложно.

Вопрос из зала: Насколько современные инновационные процедуры возводятся в суть? Не исчезнут ли они, и не придется заново делать?

Сибиряков С. А.: Надеюсь, этого не допустят. Есть основная проблема: для того чтобы построить почву, надо порядка 250 тысяч рабочих. Их нужно туда привести, а самое главное – если для них сейчас построить временное жилье, то, как им распорядиться потом? Давайте построим рабочие города, т. е. возьмем площадки и построим таун-хаус гостиничного типа. Когда рабочие отработают и уедут, это будут туристические города эконом-класса, где есть комната на 2 человека и своя кухня. Многие люди, которые не могут себе позволить снять 5-звездочный отель, будут там жить. Я предлагаю не просто выбросить деньги рабочим, а сделать города, которые потом останутся. Вы думаете нам это надо? Кому-то помешает – это точно.

Вопрос из зала: У нас много тонн воды, если мы исчерпаем всю воду из Байкала – какая разница?

Сибиряков С. А.: Это принципиальная разница. Байкал сбрасывает 62 миллиарда тонн воды. Если мы возьмем 1,5% сбрасываемой воды, а это тепловое колебание в пределах одного года, то на экологическую систему это не повлияет, это не принесет ущерба и будет восстановимо.

Вопрос из зала: А если увеличить потребление человеком?

Сибиряков С. А.: 3 миллиарда умножьте на 7, получается 21 триллион долларов. Это 10 экономик США на сегодня.

Вопрос из зала: Мы понимаем, какие ресурсы в России находятся, но как-то надо уделять внимание обороне?

Сибиряков С. А.: Армия, безусловно, нужна. Я думаю, что население России в ближайшие 10 лет увеличится, как минимум, в 10 раз, притом, за счет россиян. Мы примем всех, но при условии безоговорочного подчинения российским законам, необходима жесткая система контроля.

Вопрос из зала: А какие страны будут заселены?

Сибиряков С. А.: Китай, Малайзия, Индия и многие другие. До революции во Владивостоке русских была 1/5 часть населения, но там всегда было российское управление, и никогда не допускалось доминирование одной нации над другой, т. е. отдельно жили японцы, китайцы и т. д. Кстати, так же выстроен Нью-Йорк. В каждом квартале свои правила игры.

Вопрос из зала: Что мы можем конкретно сделать, может, есть какие-либо компании, которые продвигают людей? Нужно ли стремиться к этому или искать что-то в этом направлении?

Сибиряков С. А.: Очень важно, чтобы вы понимали, что экономика будущего – это не какая-то инновация, это конкретная страна, конкретное производство. Когда это представление в общем большинством будет востребовано, и люди поймут, что это такое, тогда произойдут качественные изменения. Поэтому сейчас можно идти, кричать, говорить – бесполезно. Оттого я и стал приезжать сюда: здесь аудитория, которая может слушать, и в каждом члене которой где-то что-то заложено. Надо только дождаться, когда подойдет время. Сначала это лет 20, потом стало лет 10, на сегодняшний момент, думаю, 3-5 лет, потому что время очень сильно нас подгоняет.

Вопрос из зала: Вопрос насчет миграции. Не кажется ли Вам, что повторится то же самое, что произошло в Косово?

Сибиряков С. А.: Если эту проблему не решать, то она останется. Но решать надо грамотно. Когда в Америку приехало 90% иностранцев, они просто стали американцами. Если у человека другой цвет кожи – это не значит, что он враг. Если ты говоришь, что ты русский и соблюдаешь русские традиции, не важно какого цвета будет у тебя кожа. Если человек приезжает в Россию и гордится страной, то он тоже россиянин, даже если у него другой разрез глаз. Необходимо понимать, насколько опасен национализм, потому что национализм – это то, что разобьет страну. Существование таких движений как «Идущие вместе», «НАШИ» и др. очень важны. Самое главное, что есть система, которая собирает людей, и эти люди говорят правильные вещи. Не важно, как вы называетесь и под чьими флагами вы ходите, важно иметь одну идеологию. Надо не просто говорить о необходимости перемен, но и совершать эти перемены.

Вопрос из зала: Скажите, а с жильем что будет?

Сибиряков С. А.: Я уже привел пример, что на молодежную политику выделено 120 миллиардов рублей. А изначально предполагалось, что это будет только 30 тысяч рублей. За прошлый год рост цены на землю составил в среднем 40%, т. е. из 120 миллиардов 40% уже освоили. Сегодня цены на недвижимость растут, на этом зарабатывают все – и бизнесмены, и чиновники, они все находятся в связке.

Материал взят с pandia.ru


Понравилась новость? Поделись с друзьями нажав на кнопки ниже.

РЕГИСТРИРУЙСЯ
прямо сейчас в
научно-производственную
корпорацию с глобальной
ТЕХНОЛОГИЕЙ

  • Июль 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июн    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  
  • Рубрики

  • Архивы